Люди в истории парка: памяти Людмилы Сергеевны Богословской

17 Февраля, 2020

5 лет назад 18 февраля не стало Людмилы Сергеевны Богословской.

«Человек необычной научной судьбы, автор многих книг и десятков статей, неутомимый исследователь, великолепный и разносторонний учёный, активный защитник природы и национальных культур жителей Российского Севера», – так вспоминают её друзья и коллеги.

 Л.С. Богословская (1937 - 2015)


Во многом именно ей обязан своим существованием национальный парк «Берингия». Но обо всём по порядку.

Закончив в 1959 году кафедру высшей нервной деятельности Биолого-почвенного факультета МГУ, она начала свой путь в науке с исследования морских млекопитающих – изучала особенности акустической системы и поведения гренландских тюленей на Белом море. Помимо этого, занималась изучением строения мозга и системы навигации птиц, исследовала поведение и физиологию китообразных на Дальнем Востоке и в Чёрном море. Её коллеги отмечают, что для своего времени она была выдающимся нейроморфологом.

Эта часть её карьеры никак не предполагала пересечений с гуманитарными науками, однако, приехав на Чукотку для проведения зоологической экспедиции, Богословская открыла для себя новый мир. Здесь, общаясь с морскими охотниками, она проделала путь от понимания необходимости охраны природы как условия сохранения аборигенных культур к осознанию того, что нужно в первую очередь сохранять культуру, и тогда культура сбережёт природу.

С 1980 года она начинает целенаправленно изучать миграции и поведение гренландских и серых китов в Чукотских водах, а также народные знания и аборигенную охоту на этих животных. При её непосредственном участии был восстановлен аборигенный промысел гренландского кита на Чукотке, запрещённый на протяжение многих лет.

Неутомимый исследователь, она совершает несколько длительных плаваний на традиционных байдарах вдоль всей Чукотки, описывая птичьи базары, сезонные концентрации китов и ластоногих, моржовые лежбища и остатки древних аборигенных поселений.

 Богословская во время похода на Байдаре 1985 г. Фото: Н.Б. Конюхов.

Участники похода на байдаре 1985 г.

В начале 90-х годов, её идея создания охраняемой территории, которая включала бы не только береговые и прибрежные экосистемы, но и культурные памятники коренных народов, получила поддержку на самом высоком правительственном уровне. Между Президентами СССР и США было подписано соглашение об организации международного советско-американского парка в районе Берингова пролива. Богословская возглавила научную работу по созданию российской части будущего парка для сохранения «региона планетарного значения». 

В границы особо охраняемой территории, по мнению Богословской, обязательно должны были входить прибрежные участки акватории Чукотского и Берингова морей, поскольку они являются важным элементом природного и культурного наследия. На всей проектируемой территории парка предусматривалось сохранение традиционной хозяйственной деятельности. Проектирование осуществлялось в сотрудничестве с коренными жителями и при их участии — ведь за долгие века ведения промысла у них накопился огромный опыт и понимание окружающей природы, выработалось уважительное и бережное отношение к её ресурсам.

 В 1993 году часть территории Чукотского полуострова официально приобрела природоохранный статус. Эта дата стала началом официального существования особо охраняемой природной территории регионального значения — природно-этнического парка «Берингия». В ожидании своей «международной» судьбы региональный парк нарабатывал опыт охраны и изучения обширной территории.

Людмила Сергеевна с сотрудниками регионального парка "Берингия". Фото из архива Н. Калюжиной.

В начале 2000-х годов на правительственном уровне было принято решение создать федеральную охраняемую территорию — национальный парк «Берингия», как это и предполагалось авторами изначального проекта.

С 1993 года Богословская переходит на работу в только что созданный Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия, где создаёт и возглавляет до своих последних дней Центр традиционных форм природопользования. Как отмечают её коллеги, Людмила Сергеевна олицетворяла сущность деятельности Института – исследование природы и культуры в их неразрывности и взаимосвязи, пройдя путь от классического биолога до исследователя жизни целых народов. 

При этом Людмила Сергеевна была человеком с ярко выраженной гражданской позицией, много занималась общественной деятельностью, проявила себя и в законотворческой деятельности – стала главной силой в разработке регионального и федерального законодательства о территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, участвовала в разработке федеральных законов «О животном мире», «О континентальном шельфе РФ». В течение многих лет была экспертом Комитета Госдумы РФ по природным ресурсам и природопользованию, Комитета Госдумы по делам национальностей, членом Международной рабочей группы ООН по делам коренных народов, научным консультантом Совета китобойных общин мира, членом Совета по морским млекопитающим.

После 2000 года из-за травмы, полученной во время одного из полевых сезонов, Людмила Сергеевна больше не может ездить в экспедиции и начинает заниматься писательской деятельностью. В десятилетие между 2003 и 2013 годами она опубликовала пять книг, которые являются настольными для всех, кто хочет познакомиться с природой и культурой Чукотки: «Киты Чукотки: пособие для морских охотников», «Основы морского зверобойного промысла», «Тропою Богораза. Научные и литературные материалы», «Наши льды, снега и ветры. Народные и научные знания о ледовых ландшафтах и климате Восточной Чукотки», «Надежда – гонка по краю земли. О великой арктической гонке, каюрах Чукотки и их верных друзьях, ездовых собаках».

«Кипучая энергия была, пожалуй, самой яркой чертой личности Богословской. Она была в постоянном движении, в поиске, в работе. Как у всякого активного учёного, у нее было множество проектов, часто – одновременно. Рядом с ней всегда было интересно, и этот вихрь как магнит притягивал к себе людей, - вспоминают её друзья и коллеги, - Богословская стала новым символом – самого гуманистического биолога и самого биологического гуманитария. Для такой профессиональной и человеческой комбинации не было преград. Поэтому она могла так свободно и бесстрашно нарушать установленные границы, браться за невыполнимые дела, совершать невозможное и видеть то, что другие не могли или старались не видеть».